Новости
"Минщина удивительная": Узденский район
главное
129 дня(-ей) назад
2
4

В Узде есть своя Красная площадь и «египетская» пирамида. Здесь отшивают свою продукцию уже хорошо известные в Беларуси производители белья и одежды «Марк Формель» и делают различные шампуни-бальзамы, крема не менее известные «Белита-Витекс». Приглашаем в путешествие по Узденщине.

Геологический памятник природы республиканского значения «Валуны «Каменские» находится на окраине д. Каменное. Два гранитные перматитовые камни ледникового периода, расположенные на расстоянии 3 метров друг от друга, довольно внушительных размеров: один – 7х4х1,5м и второй – 5х3х2 м. Они принесены с территории Скандинавии во время сожского оледенения 220-150 тысяч лет назад и являются самой крупной по размерам группой валунов в Минской области.

По преданию, на этих камнях могло одновременно танцевать 12 пар.

Усадебно-парковый комплекс «Кухтичи» находится рядом с Уздой -- в п. Первомайск. История его тесно связана со знаменитым Несвижем. Первые известные владельцы кухтичского имения -- братья Ковечинские. А один из них – Матвей -- в середине 16 века был приближенным могущественного несвижского князя Николая Радзивилла Черного. С конца 1550-х гг. он стал начальником несвижской кальвинистской типографии, в которой была издана первая на территории Беларуси книга – известный «Катехизис» Симеона Будного. Последний замышлял и выпуск специальной Библии с авторскими комментариями к ее тексту. Однако после смерти Николая Радзивилла Черного в 1565 г. возможностей для этого в Несвиже уже не было. В 1571 г. сын Радзивилла Криштоф, став католиком, изгнал и Будного, и братьев Ковечинских из города вместе со всем их печатным добром. Печатник отправился по Беларуси в поисках спонсоров для издания, а Ковечинские перебрались в собственное имение в Кухтичах.

Библия Симеона Будного все-таки была издана в 1572 году. Причем именно в Кухтичах. В заключении к изданию, кроме посвящения покойному Радзивиллу Черному, написано: «Писано во Узде, року от нарождения Сына Божьего 1572, месяца июня 30 дня».

К тому времени Матвей Ковечинский уже умер и типографией владели два других брата – Гектор и Альбрехт. Победа контрреформации в Великом княжестве Литовском с каждым годом становилась все более очевидной. Ковечинские в своем имении были словно осажденные в крепости. Это настроение отпечаталось в архитектуре чудом дошедшего до наших дней здания из комплекса усадьбы того времени – кальвинистского сбора (молельного дома). Здание это было совсем небольшим – видимо, только для жителей усадьбы. В плане это была двенадцатигранная ротонда с небольшим, но мощным фасадом. Стены -- толщиной в полтора метра.

В конце 16 века хозяином Кухтичей стал Ян Ковечинский – сын кого-то из этих трех братьев, а после него -- Кристоф. Он повторил судьбу Николая Радзивилла Сиротки: рожденный в протестантизме, стал верным католиком. Сбор в Кухтичах Кристоф приказал освятить как католическую часовню.

У него была сестра Барбара Констанция, которая вышла замуж за князя Самуэля Друцкого-Горского. Ей было суждено стать последней владелицей Кухтичей из Ковечинских.

В 1690 году усадьба перешла к Аполлонии Завише и на несколько столетий стала родовым поместьем этой шляхетской фамилии герба «Лебедь».

К началу 19 века имение Кухтичи включало в себя территорию практически всего нынешнего Узденского района. В то время к обустройству центральной усадьбы всех этих владений приступил Казимир Завиша – камергер короля Станислава Августа Понятовского, генерал королевского войска. Ему удалось создать поистине великолепный двор, открытый для частых дворянских гостей со всех окрестностей.

Между тем, кальвинистский сбор (а тогда уже католическая часовня) был реконструирован в усыпальницу итальянцем Карлом Спампани. Предполагается, что он был также и архитектором центрального усадебного дома, построенного в Кухтичах в стиле классицизма в начале 19 века. Он состоял из трех частей – главного корпуса и двух боковых флигелей, объединенных друг с другом колонными галереями (нечто подобное было в знаменитом дворце Сапег в Ружанах). В Кухтичах также был построен хозяйственный комплекс с амбарами, конюшнями и целой водной системой с мельницей.

После революции на месте усадьбы было создано ПТУ с окружающим его поселком с гордым названием Первомайск. И следа не осталось от главного дворцового корпуса – разрозненно стоят лишь два флигеля с роскошными подземельями, в которых когда-то были кладовые и отопительные печи.

Усадебно-парковый комплекс «Наднеман». Много ли вы знаете белорусов, легко получивших титул папского камергера и уже при жизни ставших легендами европейского научного мира? Опыты в сфере физики, биологии, медицины, уникальные эксперименты и поразительные открытия в электротерапии — совершенно удивительные вещи происходили в одном небольшом белорусском поместье менее двух веков назад. Познакомьтесь с историей одной разрушенной усадьбы и ее талантливым владельцем — недооцененным и незаслуженно забытым ученым-физиком Якубом Наркевичем-Иодко.

Руины бывшего поместья в деревне Наднеман являются памятником архитектуры неоготики. Интересна предыстория строительства: в 1823 г. небогатый шляхтич Онуфрий Наркевич-Иодко выкупил имение Малысковщина, на территории которого находился бровар (двухэтажный пивоваренный завод). Спустя десятилетие здание приобрело завершенный вид и стало занятным примером трансформации промышленного сооружения в жилое поместье. Усадьба характеризовалась смешением, казалось бы, противоположных стилей: оборонительных сооружений и утонченной средневековой готики. Композиция строения включала в себя две башни шестигранной и четырехгранной формы, широкую террасу и эффектные лестничные каскады.

После смерти Онуфрия поместье унаследовал его сын -- естествоиспытатель, врач, профессор электрографии и магнетизма Якуб Наркевич-Иодко. Чуть позднее прямо здесь ученый создал первую в Беларуси метеорологическую станцию. Известно, что в имении проводились прогрессивные эксперименты, связанные с использованием электричества в разных сферах жизни.

В период расцвета поместье в деревне Наднеман славилось далеко за пределами Беларуси: помимо прочего, здесь работала бесплатная лечебница (прототип современного санатория), где оказывалась безвозмездная помощь малоимущим сельчанам. Благодаря своим опытам, в середине 1890-ых годов Якуб Наркевич-Иодко смог разработать новый метод лечения — электротерапию, которая с успехом применялась в клиниках Рима, Парижа и Флоренции. Лечение электричеством дополнялось магнито- и гипнотерапией, гимнастикой, оздоровлением местными минеральными водами.

В начале XX века усадьба медленно приходит в запустение. Отъезд последнего владельца Конрада Наркевича-Иодко предрешает судьбу этого удивительного места. После революции поместье грабят: утеряна не только уникальная библиотека, но и дорогое научное оборудование. Некоторое время здесь был детский санаторий, позже здание взорвали партизаны.

На сегодняшний день здесь сохранились руины центральной части строения и въездная брама.

Пирамидальная гробница. Один из самых оригинальных памятников белорусской архитектуры расположен на узденском кладбище, где находится часовня-усыпальница рода Завишей. Построена она в 1800 году генералом Казимиром Завишей в форме пирамиды. Состояла усыпальница из двух уровней: верхнего (тайной комнаты), предназначенной для молитв, и нижней, использовавшейся как склеп. В настоящие время захоронений в ней не осталось.

Узденский историко-краеведческий музей был открыт для посетителей 1 октября 1986 г. Здесь действуют 6 экспозиционных залов, посвященных узденской земле, -- истории, флоре и фауне, а также талантливым уроженцам, а еще крестьянская усадьба XIX века с домом гончара, сараем и колодцем.

Организатором одной из выставок в музее является Лолий Махмутович Македонский, предоставивший большое количество редких раковин и кораллов, мебель 19 века, уникальную коллекцию богемского стекла, раритетные предметы морской тематики, тотемные маски и сувениры
из нескольких десятков стран мира.

Когда-то Лолий Македонский ходил в море с китобоями и рыбаками. Бывало, проводил на судне полгода. О такой судьбе молодой фотокорреспондент мечтал, ведь всю жизнь его манили таинственные глубины и красота подводного мира. А съемки водных странствований передавал с борта в редакцию информационного агентства.

Коллекцию, которая весит 20 тонн, Лолий насобирал за 20 лет работы на Дальнем Востоке. Теперь он не опускается на морское дно, но продолжает странствовать по подводному миру во время экскурсий в Узденском историко-краеведческом музее.

Коллекционер часов. В доме Александра Кистанова в Узде более 150 часов. Около 10 лет назад он нашел старый разбитый механизм, отремонтировал его, после чего уже не смог остановиться. Так появилась немалая коллекция, по фрагментам которой можно считать историю умершей страны.

Самые дорогие часы — кабинетные наркомовские. Их делали штучно, собирали вручную. Работали два мастера: один делал корпус, второй — механизм. Даже фамилия на нем выбита, чтобы Сталин знал, кого расстрелять, если часы вдруг остановятся.

Звание самых старых занимают немецкие часы, выпущенные в начале 30-х годов — приблизительно в то время, когда к власти пришел Гитлер. Они трофейные, привезенные с фронта. Чтобы замаскировать принадлежность к Германии, кто-то покрасил их черной краской. Часовщик снял этот слой и обнаружил под ним дуб с инкрустацией красного дерева. Часы эти — знаменитой немецкой марки Junghans.

Есть и ходики, которые выпускались в царской России, и многие другие.