Новости
«Мы все учились понемногу…»
Сегодня – День студента. С праздником, ребята!
главное
949 дня(-ей) назад
2
4

Получив задание редакции подготовить материал о жизни современных студентов и переговорив с некоторыми из них, поняла, что студент нынче уже не тот. Где та беззаботная юность, когда от свободы, самостоятельности, новых возможностей, знаний и умений просто сносит крышу? Сегодня молодые люди, как мне показалось, больше озабочены днем насущным. Они более прагматичны и амбициозны. Двое из семерых, которым я дозвонилась, отказались разговаривать, сославшись на занятость. Еще двое сообщили, что наряду с учебой работают, одна – о том, что задумывается перейти на заочное отделение, чтобы трудоустроиться.

…Моя студенческая юность пришлась на лихие 90-е. Да, мы тоже работали – почти весь курс. У нас не было другого выбора. Стипендию перестали платить уже после первого семестра, а родители, которые остались дома в маленьких городках, сами едва сводили концы с концами.

А еще мы были вынуждены зубами вгрызаться в учебу, чтобы не «вылететь» из колледжа и, как следствие, - из общаги.

В первую же неделю первокурсников трех специальностей собрали в общей аудитории и ректор, после дежурных слов поздравления, сообщил: «Не радуйтесь, что поступили. Впереди все самое сложное». Были озвучены цифры: по заказу Минсвязи с нашего курса необходимо было выпустить не более 30-32 человек. А набрали 75.

Вот тогда и началась игра в «последний герой». Мы соперничали между собой и «воевали» с преподавателями. Кончилась советская эпоха, и у многих от нечаянно нагрянувшей свободы просто «отказали тормоза». За отметки и просто зачеты порой приходилось буквально выворачивать карманы, оставляя себе копейки. Многие из нас сдавали и пересдавали простейшие предметы по неколько раз. Помню экзамен по физике. Преподаватель выкладывает перед нами с подружкой по 4 билета и, не давая времени на подготовку, начинает спрашивать. У меня это была 6-я попытка получить хотя бы «трояк», у подруги – восьмая. Тогда мы сдали. Правда, треть нашей группы потом срезалась на госэкзаменах, так и не получив диплом и буквально выкинув 3,5 года учебы на помойку.

Тем не менее, жили весело. Мы обустраивали, как могли, комнаты старенькой общаги. Ездили на «блошиный» рынок, где искали за бесценок шторы и скатерти, а потом откипячивали их по ночам на общей кухне. На радиорынке в Ждановичах и по свалкам выискивали различные электроприборы и после под покровом ночи (нельзя!) в одной из комнат собирали из них радиоприемники и магнитофоны. У меня был корпус с каким-то наполнением от старенького однокассетника «Весна». Благодаря парням-однокурсникам он заработал. «Облака в небо спрятались, звезды пьяные смотрят вниз…» – орал самодельный магнитофон из окна третьего этажа.

В тот же период на улицах Минска появились первые палатки с фруктами. Помню, как одногруппник принес к нам в комнату целую ветку бананов – небывалая по тем временам роскошь! Как делили их на весь курс по ма-а-аленьким кусочкам.

Но чаще все же мы перебивались картошкой, которую привозили из дома тоннами, дополняя ее квашеной капустой, солеными огурцами (благо, Комаровка рядом) и березовской ветчиной (до сих пор ее не люблю). Кавалер моей соседки работал на мясоконсервном комбинате и привозил ей квадратные банки ветчины… Вот такая форма ухаживания.

По вечерам часто собирались в одной комнате – всем или почти всем курсом. Человек по двадцать! Пели песни под гитару, иногда выпивали (если был повод), но чаще пили чай, деля последний сахар по крупинкам поштучно, фотографировались. Первым счастливым обладателем фотоаппарата был студент-отличник из Гродно. Он очень берег отцовский ФЭД и экономил расходные материалы. Может, поэтому те годы больше сохранились в памяти, чем на карточках.

Сегодняшним «школярам» не понять романтику студенческой жизни 90-х. Они – наши дети – уверенные в себе, прагматичные, амбициозные. Знают, что хотят от жизни, ставят цели и добиваются их.

Но только мы, студенты 90-х, прошли такую школу жизни, что теперь не боимся ничего.