Новости
Спорт
Лучшая марафонка страны, вошедшая в пятерку сильнейших на Олимпиаде в Рио, воспитанница Плещеницкого училища олимпийского резерва Ольга Мазуренок заехала в Логойск и рассказала о нелегкой карьере спортсмена, своих впечатлениях от Рио-2016 и о том, почему престиж легкой атлетики в современном мире по
главное
646 дня(-ей) назад
2
4

— Ольга, сразу хочется задать в некоторой степени детский, но любопытный вопрос. Вот, например, хоккеист, тренируясь, играет в хоккей, баскетболист — в баскетбол и т. д. А марафонец каждую тренировку пробегает 42 километра 195 метров?

– Нет, конечно. Это нереально. Но за день я преодолеваю внушительные для обычного человека дистанции – 10-12 км и более. Если учесть, что у меня две тренировки в сутки, то время на это есть. На них я бегаю поэтапно — по 5, 10, 20 километров.

Это позволяет постепенно войти в форму и быть конкурентоспособной на официальных стартах. Кстати, выходной у меня только один – понедельник.

— В детстве вы отдавали себе отчет, в какой спорт идете? Не каждый согласится на такое – колоссальные нагрузки, постоянные сборы и тренировки.

– Вообще, я с детства была «пацанкой» – любила бегать, была подвижной и мне нравился спорт. В 11 лет мы с родителями переехали из Караганды в Минск, а оттуда в Плещеницы. И учительница физкультуры школы № 2 городского поселка посоветовала мне пойти в легкую атлетику.

И вот я для смелости взяла подружку и пошла записываться. Так попала к своему первому тренеру Александру Родичеву.

Причем начинала со спортивной ходьбы. Но нужно сказать, что там очень специфическая техника, оказавшаяся лично для меня сложной. Потому со временем решила перейти в марафон, где и добилась первых успехов: выигрывала районные кроссы и прочие детско-юношеские соревнования.

— Подружка тоже стала спортсменкой?

– Нет, она сейчас живет и работает в Логойске.

— Не знаю, помните вы или нет, но в «районке» про вас писали.

– Конечно помню. У меня до сих пор дома хранятся статьи, в которых про меня писали как о победительнице различных местных соревнований. «Как удалось победить?», «Как ты шла к этому успеху?» – на такие вопросы мне приходилось отвечать тогда. Но это для меня исключительно положительные воспоминания и эмоции.

— Вы часто бываете в Плещеницах? И если бываете, следите ли за подрастающим поколением спортсменов, которые там воспитываются?

– Сейчас я живу в Минске и приезжаю в родной поселок изредка. Но когда там бываю – это одни из самых счастливых моментов в моей жизни.

С училищем, которое меня воспитало, связаны исключительно теплые воспоминания. Кажется, что все было только вчера. Это потрясающее место, где самые лучшие преподаватели, тренеры и база для обучения. К примеру, я была в Кисловодске в подобном учебном заведении. Так условия там ни в какое сравнение не идут с нашими.

И, конечно, я всегда стараюсь пообщаться с ребятами, которые сейчас учатся в Плещеницком УОР. Там очень много талантливой молодежи.

Между прочим, таланты у нас были всегда. Просто многое зависит от самого человека. Если тебе интересно заниматься и ты хочешь продолжать, то у тебя все получится, а тренер в этом только поможет. Если же нет желания, то в данном случае не спасет ничто и никто.

Чрезмерно благодарна училищу, что мне здесь предоставили все условия для того, чтобы я реализовала себя и осуществила свою мечту. Думаю, из этих стен выйдет еще не один чемпион.

— У вас была травма, которая могла поставить крест на карьере.

– Это был самый сложный период в жизни. Я чувствовала, что мне рано уходить из спорта. И вообще, было страшно: думала, что ничего больше не умею.

Казалось, что до этого была частью большого айсберга, а теперь откололась и плыву на льдине в одиночку, в никуда.

Знаете, мы, спортсмены, живем в совсем другом мире: постоянные тренировки и соревнования. Нам тяжело, мы порой оторваны от остального общества. И завершать карьеру всегда сложно, а тем более на раннем взлете. Естественно, у каждого этот момент наступает, нужно просто вовремя и правильно переключиться.

А что касается моей травмы, то я горда, что смогла найти в себе физические и моральные силы и преодолеть трудности.

— Это хорошо, что трудности позади. А вам говорят что-нибудь имена Джемима Сумгонг, Юнис Кирва, Маре Дибаба и Тирфи Цегае?

– А-а, так это же мои соперницы по марафону в Рио, которым я уступила (смеется). Честно говоря, в своих кругах мы их немного по-другому называем – упрощенно, скажем так. Это, конечно, сильнейшие марафонки на планете. Я со всеми ними бежала в Лондоне в 2015-м.

— Дружите и общаетесь со всеми спортсменками?

– Больше всего я общаюсь с девочками из Прибалтики, Украины и России. Так сказать, по территориальному признаку. А с представительницами Африки ничего общего, только соперничество.

— Кратко о той олимпийской гонке...

– Понимаете, в 30-градусную жару, не знаю, как остальным, но мне лично бежать некомфортно. Для меня идеальный диапазон температур 15-17 градусов, даже уже при +10 мне холодно. Поэтому я знала, что будет сложно, и надеялась на удачу.

Долгое время лидировала, но за километров 5-7 африканки включили повышенную скорость и обошли меня. Дело в том, что они ничем не лучше меня или остальных европейских спортсменок, просто умеют вовремя переключиться и выдать финишный рывок.

Специфика олимпийского забега в том, что, в отличие от коммерческих стартов, где главное минуты и секунды, здесь основная цель — медаль. Поэтому все большую часть дистанции, грубо говоря, «плетутся», а на последних километрах начинается настоящая борьба. Так что я прекрасно знала, как будут бежать соперницы, и действовала, отталкиваясь от этого.

— По итогам олимпийского марафона вы стали лучшей в Европе. Вас это успокаивает?

– Нет, это все отговорки. Быть лучшей нужно среди тех, кто с тобой бежал.

А после забега подсчитывать, кого я там обогнала и среди кого стала лучшей – не в моих правилах. Я знаю, что в Рио была пятой...

— Олимпиада – это незабываемое событие для любого человека. У вас какие впечатления?

– Олимпиада – это здорово, вопросов нет. Но я, честно говоря, ожидала большего. Организация очень слабая. Все там говорили о вирусе Зика, но я на это вообще внимания не обращала.

Для меня главной проблемой в Рио стала преступность. Это было ужасно. По городу мы ходили исключительно большими группами, при этом брали с собой в компанию метателей, штангистов или борцов.

Просто там произошел очень неприятный инцидент, когда у одного дзюдоиста, из какой страны не помню, похитили бронзовую награду. Он, естественно, погнался за ворами, забежал в какие-то трущобы, где его ждала целая банда, которая впоследствии избила человека. Хорошо, что не убили...

— Вы Усэйна Болта (ямайский легкоатлет, девятикратный олимпийский чемпион и одиннадцатикратный чемпион мира, обладатель мировых рекордов в беге на 100 и 200 метров — прим. автора) видели?

– Для начала скажу, что у меня было впечатление, что эта Олимпиада серьезного интереса у рядовых бразильцев не вызвала. Было ощущение, что она нужна только местным чиновникам. Стадионы полупустые.

Но на Болта набивалось столько народу, что даже стать было негде. И я тоже однажды была на его выступлении. Это феноменальный человек – харизматичная личность, актер в хорошем смысле слова. Причем он родился таким, эти качества не наработаешь. В общем, Усэйн Болт действительно величина в спорте. 

— У вас есть талисман или приметы, которые вы стараетесь соблюдать перед важными стартами?

– В приметы я не верю, талисманов у меня нет. Просто концентрируюсь перед забегом — и все.

Однако иногда мне снятся сны. И здесь есть некоторая закономерность: чем неприятнее они, тем лучше я пробегу.

— Следите ли вы за спортивными новостями? Вернее, за околоспортивными? Я сейчас говорю о допинговых скандалах, которые сотрясают весь спорт и легкую атлетику в частности.

– Мы постоянно обсуждаем эту тему с коллегами и тренерами. Вообще, это все печально. Я не хочу искать правых и виноватых, но эта история в первую очередь бьет по престижу легкой атлетики.

Представьте себе, что родители хотят отдать своего ребенка заниматься бегом. И тут они слышат эти новости о различных разоблачениях. Как вы думаете, рискнут ли записать сына или дочь в секцию? Нет, конечно.

— Выше вы говорили, что рано или поздно придется уйти из спорта. Кем себя видите в будущем?

– Только не тренером. Однозначно. Хотя мой наставник Александр Родичев рассказывал мне, что тоже так когда-то говорил. А в итоге стал именно тренером. Не знаю, что произойдет через несколько лет, но пока я твердо уверена, что тренером не буду. Пока я спортсменка, и мне нужно готовиться к большим стартам и к Олимпиаде в Токио.

— О Токио уже думаете?

– Да, потому что там очень сложный климат. Для меня лично то, что находится на Западе (Европа, Америка и т. д.) – благоприятные условия, а то, что на Востоке (Япония, Китай…) – неблагоприятные. Поэтому Токио станет испытанием. И чтобы показать блестящий результат, там нужно жить. Этого, естественно, я себе позволить не могу. Так что буду постепенно набирать форму на «Главных марафонах мира» в Лондоне, Нью-Йорке, Бостоне, Берлине и Чикаго. Там на примере самых сильных можно проверить свои возможности.

— Своему сыну Денису вы бы пожелали судьбу спортсмена?

– Я у него спросила: хочет ли он чем-нибудь заниматься? Он ответил, что ему нравится хоккей. Я его записала в секцию, и сейчас он увлекся этим видом спорта. Что дальше будет? Посмотрим. Захочет продолжать, пусть продолжает и становится профессионалом. Захочет сменить род деятельности, я возражать не буду. Главное, чтобы он добился успеха в той сфере, которая ему нравится.

Беседовал Вячеслав АКУЛЬЧИК.