Новости
О педиатре, которую знает весь район
главное
218 дня(-ей) назад
2
4

Мы продолжаем традиционную рубрику «Познакомимся поближе». И в преддверии Международного дня педиатрии нашим гостем будет человек, которого знают, наверное, в каждой семье нашего района. Это врач по призванию, добрая, отзывчивая женщина, замечательная мама и бабушка Тамара Рыбинская.

– Тамара Евгеньевна, что повлияло на выбор профессии?
– Это была мечта моей мамы. Хотя у нас в семье не было ни одного медика. В школе я была отличницей, и мне нравились все предметы. С удовольствием ходила в музыкальную студию, играла на аккордеоне. Особенно моим родителям нравилось, когда я исполняла народные песни. Тогда, в 70-е годы, бытовало такое мнение: коль ты отличница, то обязательно нужно идти или в медицину, или в педагогику. Если честно, я склонялась больше ко второму, потому что жутко боялась лягушек и собак. А тут еще знакомые рассказывали, что многое придется изучать именно на них. И только в старших классах все определилось: поскольку я мечтала учить детей, а мама хотела, чтобы я стала врачом, то мы решили объединить эти желания в одно.

– И вы поступили в мединститут?
– Да. Родом я из Новогрудка, и могла поступать в Гродно, но документы подала в столичный вуз. Несмотря на большой конкурс, мне, как медалистке, достаточно было сдать профильный предмет на «отлично».

– А как же ваши детские страхи?
– Предостережения знакомых подтвердились. На первых курсах действительно физиологию и рефлексы изучали на лягушках и мышах. И это было для меня настоящим испытанием. Но, тем не менее, на экзаменах получала высокие отметки. А потом научилась воспринимать все как должное. Я же понимала, куда поступала (улыбается).

– По распределению вы попали в Логойск?
– Не совсем так. Как выпускнику с красным дипломом мне предложили остаться в институте и заниматься научной работой на кафедре глазных болезней или судмедэкспертизы. Но поскольку мне хотелось именно лечить малышей, то я стала рассматривать другие варианты. И так сложилось, что меня направили проходить интернатуру в Молодечно. Это было замечательное время! К тому же именно там я познакомилась со своим мужем. Мы вместе начали часто приезжать в Логойск к моей двоюродной сестре Ирине Хрыщанович. Так небольшой городок на холмах стал для нас родным, поэтому в начале 80-х переехали сюда окончательно.
Какое-то время я работала участковым педиатром, а в 1989 году мне предложили возглавить детское отделение. На тот момент я уже была мама двоих мальчишек – Димки и Вовки.

– Раз мы уже заговорили о сыновьях. Тяжело, наверное, иметь маму-врача?
– (Улыбается). Это лучше у них спросить. А от себя скажу: бывало по-всякому. Если честно, то до года старший Димка был очень болезненным. Чтобы вы понимали, в то время мы не признавали ОРЗ. Поводом пойти на «больничный» было что-то серьезнее. Так вот сына мне пришлось курсом раза четыре прокалывать уколами. С Вовкой было все по-другому. Уже в старшем возрасте мальчишки смеялись, мол «мама у них даже горло никогда не смотрела».

– А кто занимался воспитанием?
– Наверное, больше папа. Сами посудите, я постоянно на работе, то дежурство, то сложный ребенок в отделении. Как сейчас модно говорить, на работе пропадала 24 на 7. Но тем не менее даже в таком сумасшедшем ритме старалась находить время, чтобы провести его с семьей. И тогда мы читали книги, выбирались на природу, путешествовали. Хотя как мама я была строгая. И сейчас, анализируя все сквозь годы, понимаю, что поступала правильно.

– А как ваши отношения складываются теперь?
– Мои сыновья выросли и стали военными офицерами. Это моя гордость! А еще моя гордость, любовь и отрада – это внуки – шестнадцатилетний Константин и десятилетняя Эля. Все вместе мы дружная любящая семья. Дети живут в Боровлянах, так что видимся часто. Поэтому и отношения у нас сейчас складываются дружеские и доверительные. Очень приятно, когда взрослые сыновья спрашивают наше мнение и советуются. Это говорит о многом!

– Вы столько лет возглавляли детское отделение. Никогда не думали, скольких детей вылечили?
– Разве можно за столько десятилетий всех сосчитать? Сначала наше отделение было рассчитано на 25 койко-мест, затем добавили еще 10. По статистике ежегодно у нас проходили лечение более тысячи малышей. Бывало, что работали на износ через трудности, усталость, но, когда был виден результат, понимали: все это — не зря. У нас лежали разные дети, многие с родителями. Но были среди маленьких пациентов и те, кого забирали и привозили к нам из неблагополучных семей. И тогда наш коллектив становился для них целым миром. Мы приносили из дома детские вещи и игрушки, старались подкармливать их чем-то вкусненьким и искренне радовались, когда малышей усыновляли хорошие люди. Были случаи, когда посильную помощь для таких подопечных нашего отделения оказывали и сердобольные земляки.

– Сейчас вы находитесь на заслуженном отдыхе. Не скучаете без работы?
– Конечно, скучаю. Но больше по своему сплоченному коллективу. А так мне очень нравиться мой нынешний статус. Появилось столько свободного времени! Мы по полгода живем на даче. У нас есть огород с несколькими теплицами, цветник. Но всем этим я занимаюсь без фанатизма, в удовольствие.
Стала много читать, особенно привлекает современная белорусская литература. Например, такие авторы, как Георгий Марчук, Анатолий Делендик. В то же время люблю почитать детективы Екатерины Вильмонт.
А еще я общаюсь со своими коллегами, которые так же, как и я, уже на заслуженном отдыхе. Мы вместе посещаем театры, отмечаем дни рождения и профессиональный праздник, чаевничаем и вспоминаем былое…

Записала Валентина Меняйло.