Прусовичи

Впервые д. Прусовичи упоминается в XVI столетии. С 1557 г.  ею владел воевода смоленский, староста минский и пинский граф Василий Тышкевич, затем красивая усадьба принадлежала помещику А. Воловичу, а в 1846 г. стала собственностью Раговских.

В конце ХІХ столетия Прусовичи были  центром волости, где действовали две церкви, а на средства самих жителей было построено  народное училище. Здесь функционировали две корчмы, пивоварня, известняковая печь,  смолокурня.

После революции, в 20-х гг., Прусовичи стали центром одноименного сельсовета. Здесь  проживало более 250 человек. Бурные исторические события не обминали всевозможными потрясениями и этот далекий живописный уголок. О них теперь в подробностях вспоминает бывший библиотекарь П. И. Сечко (на верхнем снимке).  Он, несмотря на свои преклонные годы (как-никак девятый десяток разменивает), сохранил прекрасную память.  Кстати, Павел Игнатьевич не только 36 лет выдавал сельчанам Прусович и окрестных деревень книги, но и писал в свое время летопись народной славы земляков.

Прусовичи

— После Октябрьской революции повсюду началась коллективизация, — рассказывает сельчанин. — Тогда почти в каждой большой деревне создавался свой колхоз. В Глебовщине был «Красный ударник», а в Прусовичах — «Активист». Потом их объединили в совхоз «Искра». Вообще хочу сказать, что  в борцах за новую жизнь  не было тогда недостатка. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что ярые сторонники большевиков Устин Далидчик и Евдоким Куриленок сбили купола с церкви и сожгли иконы.

Затем, по словам П. И. Сечко, церковь превратилась в клуб. В 1936 г. здание еле вместило всех желающих посмотреть первый раз в жизни не ведомое еще никому «кино». В деревню привезли художественный фильм «Джульбарс», и он настолько потряс всех, что обсуждали его целую неделю.

Если бы не война, и у моего собеседника, и у большинства его сверстников совсем по-другому сложилась бы жизнь.  Несколько десятков сельчан погибли, не дождавшись Победы.  Скромный обелиск на высокой горе напоминает о многочисленных жертвах той войны и не дает  нам забыть  страшные дни.

Глядя на окрестности Прусович, любуясь необычным расположением домов, которые иногда в бинокль по-хозяйски осматривает первый организатор местного лесничества В. В. Кухаренок (на нижнем правом снимке), не могла поверить в то, что вся эта неописуемая красота была варварски разрушена.   Буквально на пятый день войны в этой живописной деревне появились фашисты. Они грабили и забирали скот, жгли общественные здания,  угоняли молодежь в Германию. 48 дворов стали пепелищами. Неудивительно, что местные жители  пошли в партизаны и начали мстить ненавистному врагу.

— Я оказался в отряде имени Калинина, — вспоминает обладатель 18 правительственных наград, председатель совета ветеранов Околовского сельского Совета П. И. Сечко. — Самым трудным было пережить для нас блокаду на Палике, а самым радостным событием стало воссоединение с воинами Красной Армии около Крутой Горы и долгожданное освобождение родных мест от фашистов.

Участник военного парада 1944 г. в Минске, Павел Игнатьевич сразу же вновь с бойцами-освободителями отправился в Европу добивать  фашистскую нечисть. Он попал в разведку, немало добыл «языков», но в Восточной Пруссии под Кенигсбергом был ранен, а потом получил вторую медаль «За отвагу». 20 мая 1945 г. молодой солдат вернулся на свою любимую Логойщину.

Прусовичи

Ему, как и большинству односельчан,  довелось начинать мирную жизнь в землянках. Ни техники, ни живности – все было уничтожено. Поэтому не только уцелевшим мужчинам, но и женщинам пришлось плуги и бороны таскать самим, чтобы не пропасть с голоду. Однако раны войны быстро залечивались: рубились новые пятистенки, возводилось  добротное кирпичное здание сельисполкома, появились  библиотека, клуб и магазин.   В 54-х дворах возродилась жизнь…

Кстати, с одной из уроженок Прусович Тамарой Тихоновой мне довелось познакомиться еще в Околово, куда мы заехали перед поездкой в дальнюю деревню. И она с нескрываемым сожалением посетовала, что мы выбрали неудачное время для своего вояжа на ее малую родину:

— Вы бы лучше весной приехали, когда  все утопает там  в сиреневой дымке. А у моих родителей, Юркевичей, во дворе цветет белая сирень. И когда мы с мужем подъезжаем на своей подводе к центральной улице, то еще издали по легкому белому облачку узнаем родной дом.

Прусовичи

На вопрос, знают ли местные жители, почему так названа их деревня, Тамара Адамовна охотно пояснила:

— Наша школьная учительница Галина Ивановна Зеленко рассказывала, что когда-то на самой высокой горе  размещалась усадьба помещика Пруса,  а потому и поселение стали так называть.

В Прусовичах сегодня 39 жителей. Самые молодые из них —  Николай Давидович и Нина Устин,  у которых растет сын Сергей.  Среди  трех сельских школьников он — младшенький.

Ну  а главным связующим звеном со всем миром является дружная чета почтовых работников Г. П. Верабей и П. С. Макей (на снимке). Зимой на санях, летом на мотоцикле доставляет Петр Сергеевич газеты и журналы в Глебовщину, Дальковичи, Васильковку, Ровнядь и другие маленькие окрестные деревеньки, где живут по два-три одиноких старика. Лишь когда начинает на всю округу распространяться дурманящий запах черемухи, жасмина и сирени съзжаются туда дети-горожане и дачники, которых неумолимо манит земля. И оживают тогда заброшенные усадьбы, и веселее становится жизнь на селе, а «почтовикам» значительно  прибавляется  работы.  Да только хлопотунье Галине Петровне не привыкать к нагрузкам. Еще с юных лет  познала она нелегкий крестьянский труд, потом, как и большинство ровесников, вырвалась в город, но через 10 лет вернулась. Сначала работала на ферме, а затем сменила на почте Нину Юркевич, которая, будучи на заслуженном отдыхе, по-прежнему живо интересуется происходящими  в мире событиями. Недавно она вместе с мужем Адамом Казимировичем принимала поздравления от детей, внуков и правнука по случаю 50-летия совместной жизни. Так что не прерывается пока связующая нить поколений. А жизнь в Прусовичах продолжается...

Тамара БИРАН.

Фота Л. ЗАГОРСКОГО.