Малиновка

Деревня Малиновка Логозинского сельсовета в прошлом году отметила 70-летний юбилей. Хотя первые поселенцы обосновались здесь намного раньше.

Известно, что в начале прошлого столетия уже существовал застенок, а потом  и хутор с одноименным названием. Это теперь деревня утопает в лесах. А тогда кругом были наделы крестьян, обрабатывавших землю семьями. Ее приходилось делить между подрастающими и обживающимися рядом детьми. Так возникали хутора, которые называли, как правило, по фамилии династии: Загорщина, Скуратовщина, Хотяновщина, Юрцевщина, Филиповщина… Что касается Малиновки, то свое название она получила из-за того, что славилась малиновыми делянками, подходившими к самым домам. За душистыми ягодами сюда устремлялся люд со всех окрестностей.

Хутор с таким сладким названием находился там, где сейчас шумят старые липы. Если б они могли говорить, то обязательно поведали б о том, что жизнь местных земледельцев была далеко не сладкой. В начале 20-х годов многие люди от сохи в одночасье стали «врагами» народа, подлежали раскулачиванию и высылке. Добрых два десятка хуторян так и не вернулись к родным нивам. Именно такая судьба постигла одного из жителей хутора Малиновка  А. П. Раткевича. Его опустевший дом стал называться народным, потому что в нем  находили временное пристанище переселяемые из хуторов семьи, не имевшие собственного жилья. В конце 1938 года Малиновка стала центром колхоза «Авангард» с населением 285 человек.

Малиновка

— Одно время и мы в этом нардоме жили, — вспоминала В. И. Юрцевич. – Хлебнули горя, когда сослали в Сибирь моего деда Станислава Раткевича – отца девятерых детей. Трое из них умерли, но и оставшихся поднимать на ноги тяжело было. Из ссылки дед вернулся без ноги. Но даже будучи инвалидом, подсоблял детям. Наша мама осталась одна, так он нас с сестрой растил. Умудрялся не только всю работу на подворье выполнять, но и ходить в Медухово, где колхозный сад сторожил.

Вот так жили «кулаки», их дети и внуки. Наша собеседница после восьми классов пошла в колхоз, чтобы легче было сводить концы с концами. В мужья она выбрала парня с такой же нелегкой судьбой.

— Мой отец на фронте погиб, — пояснил Леонид Иосифович. – Мать меня и сестру одна растила. Поэтому после школы я закончил в Смолевичах училище механизаторов и вернулся домой. Всю жизнь трудился по специальности в совхозе «Логоза». Такое богатое хозяйство было. В Малиновке кроме начальной школы действовал клуб, где не только местные самодеятельные артисты выступали, но и со столицы часто гости приезжали. Рядом с ним — спортплощадка, на которой собиралась ребятня. Работал магазин, баня. Местная ферма славилась высокими надоями и привесами. Тогда не нужно было искать счастья в других местах. Создавались семьи, которые, как и раньше, жили рядом с родителями. Бывало, выйдешь утром на луг и слышишь, как звенят косы, – настоящий малиновый звон. Дружно работали и отдыхали. Если бы тогда мне сказали, что все это исчезнет, никогда б не поверил. Однако со временем стала назревать проблема с трудоустройством и строительством жилья в деревне. Вот и подалась молодежь в город.

— А деревня постепенно увядала, — с грустью заметила Валентина Иосифовна. – Из трех наших детей только старшая Янина успела закончить местную начальную школу. Потом вместе с младшими ходила за пять километров в Логойск. Бывало, провожу их до фермы, где работала, и смотрю вслед удаляющимся фигуркам. Неудивительно, что свою жизнь дети устроили в городе. Хотя, честно говоря, и там нелегко. Лучше уж доживать век в родных стенах.

Родные стены этой уважаемой семейной пары – светлый и уютный дом, возведенный собственными руками, баня и много хозпостроек.

— Мы до последнего времени даже лошадку держали, — продолжал рассказ хозяин. – Да вот беда, у меня стало часто прихватывать сердце. У жены своих хлопот хватает. Так что пришлось расстаться с верным помощником. Теперь думаем, как по весне огород пахать будем. Может, изменится что-то в жизни с вводом в действие реконструированной фермы.

malinovka2

— Обидно, когда надежды не сбываются, — рассуждал несменный староста Малиновки М. К. Петровский. – Именно так получилось с газопроводом, который почему-то прошел мимо. А ведь тогда и деревня преобразилась бы. Не продавали бы дети родительских домов под дачи, хотя пусть лучше они радуют глаз, чем полуразвалившиеся избы.

— Отец умер раньше, а мамы не стало год назад, — поделился В. И. Кункевич, которого мы увидели во дворе с охапкой дров. – Теперь вот наведываемся сюда с братом по очереди, чтобы печь протопить. Хочется сохранить дом, из которого в люди вышли.

Да, заснеженная тропинка, по которой Виктор вместе со своими ровесниками бегал в школу, со временем вывела целую плеяду малиновских мальчишек и девчонок на олимпийскую биатлонную трассу. Уже тогда они тренировались на знаменитой «Заячьей поляне». Честь республики, как и В. И. Кункевич, отстаивали Владимир и Виктор Мытники, Александр Скальский, Светлана Станевич, Геннадия Петровская. К сожаленью, рано оборвалась жизнь В. М. Мытника – заслуженного тренера страны. Это звание они с Виктором Иосифовичем получили за подготовку спортсменов к чемпионатам Европы и мира. Теперь Виктор Кункевич занимается с биатлонистами  в Раубичах, а Александр Скальский – с дарованиями в Плещеницком училище олимпийского резерва.

Однако дорогу в Малиновку они не забывают. Здесь ждет сына 78-летняя З. К. Скальская – женщина с удивительной судьбой, поведавшая еще об одной странице в биографии малой родины.

— Нас из тороповского хутора в Малиновку перевезли, — вспоминала бабуля. – А вот мамин брат из соседнего Заельника отказался вступать в колхоз. За это его на 10 лет сослали в Сибирь. Оттуда он вернулся с молодой женой и двумя маленькими детьми. Обосновался в Минске. Вот мама и отправила меня, 11-летнюю девочку, смотреть малышей, пока их родители работали на строительстве аэродрома. Всего несколько месяцев побыла я нянькой перед тем, как началась война. Пришлось сутки идти вместе с теткой и малышами к нам в деревню. Вскоре дяде новые власти выделила под  жилье здание бывшего клуба в деревне Городище, что также недалеко от нас. Там они с семьей и жили. Мама же вновь отослала меня к ним в помощницы. Однако мне там было страшно. Большой дом стоял на горе, и все время казалось, что за ним кто-то следит. Однажды вечером я так захотела домой, что расплакалась и побежала через поле в Малиновку. Из-за кустов  видела, что в Городище двигался обоз немцев. На счастье, меня они не заметили. А ночью по зареву мы догадались, что  жгли деревню. Как потом рассказали уцелевшие очевидцы трагедии, от взрыва брошенной полицаем в окно дома гранаты наши родственники погибли. Среди них могла оказаться и я, да, видно, Бог уберег , хотя потом еще не раз приходилось смотреть смерти в глаза.

Жители Малиновки

Поведала Зинаида Константиновна об одном из таких случаев. Дело в том, что у ее отца был конь. Смекалистый сосед научил, как уберечь Сокола от конфискации. Вместе они ввинтили в подкову металлическую скобу, из-за чего лошадка сильно хромала. Ночью отважный сельчанин отправлялся на ней в лес, где прятались воины-окруженцы, которых он снабжал хлебом и одеждой. Когда кто-то донес на Константина Константиновича, его арестовали и отвезли в Логойск. Чтобы жена могла определить, где его будут держать, мужчина прихватил лоскут красной ткани.

— По нему мы с мамой отыскали отца в подземелье замка Тышкевичей, — вспоминает женщина. – Переводчица сообщила нам, что его пытали и приговорили к расстрелу. Она и подсказала, в какой день дежурит охранник, с которым можно договориться о побеге. Вот когда пригодились нам припрятанные гуси и баночки с медом. Они и спасли отца.

Сама Зинаида Константиновна никуда из Малиновки не уезжала. Работала и почтальоном, и полеводом, и конюхом, и сторожем на ферме. Вместе с мужем, которого похоронила семь лет назад, вырастила двоих детей.

— Родные ко мне наведываются, — улыбалась на прощанье сельчанка. – Но они должны возвращаться к своим  делам, а мне в ожидании остается вспоминать свою нелегкую жизнь.

Пока мы беседовали со старожилами, из школы вернулись дети, которых на 32 дома теперь и десятка не наберется. Трудно сказать, как сложится их жизнь. И все же очень хочется, чтобы деревня с таким красивым названием и богатой историей осталась жить.

В. Корзун.

Фото  Л. Загорского.